33 тысячи километров от Кронштадта до Цусимы

33 тысячи километров от Кронштадта до Цусимы прошли корабли Тихоокеанской эскадры и с ходу вступили в бой, в котором 14-15 мая 1905 г. русский флот потерпел самое тяжелое поражение за всю свою трехвековую историю. Цусимское сражение закончилось практически полным уничтожением русской эскадры: из 17 кораблей первого ранга 11 погибло, два были интернированы, а четыре попали в руки противника. Из четырех крейсеров второго ранга два погибли, один интернирован, и только «Алмаз» достиг Владивостока, туда также прибыли два миноносца. Более 5 тысяч человек (из них 209 офицеров и 75 кондукторов) погибли, а 803 получили ранения (172 офицера, 13 кондукторов). В японском плену оказалось 7 282 моряка, среди которых был и командующий эскадрой вице-адмирал З. П. Рожественский. Потери японского флота были намного скромнее: потоплено три миноносца, несколько кораблей сильно повреждены, погибло 116 человек, ранено 538. Следствием поражения России в войне было ее превращение из субъекта в объект международной политики великих держав, т. е. ее внешняя политика стала более зависимой. Потерян престиж военной мощи империи. Из страны, имевшей третий флот в мире, Россия, потерявшая почти все главные силы своего флота, превратилась во второстепенную морскую державу, наподобие Австро-Венгрии. Падение престижа России в глазах мировых держав привело к дестабилизации баланса сил в мире, что стало одной из многих причин Первой мировой войны.

Почему же погибли русские броненосцы? На протяжении уже более 100 лет русские военные историки и специалисты задавались вопросом: как такое могло произойти? Весьма распространенная версия — причина поражения в полной бездарности З. П. Рожественского. Однако это совсем не соответствует истине. Он был способным организатором, обладал большой энергией, работоспособностью и силой воли, твердым характером и настойчивостью, являлся требовательным начальником. Одним словом, это был прекрасный администратор, который вполне подходил для руководства тяжелейшим, беспримерным переходом флота на Дальний Восток. Однако для настоящего флотоводца надо еще иметь высокую тактическую подготовку, а самое главное — обладать даром предвидения полководца. Этого Рожественскому действительно не хватало, но, вместе с тем, он не сделал ни одной более-менее грубой ошибки. Поэтому обвинять человека в том, что он не Нельсон или Рёйтер, по меньшей мере, глупо. Конечно же, Рожественский не был бездарен, но не был и гением, и совершить такое чудо, как совершил голландский адмирал у острова Тексел (1673 г.), увы, не мог.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*