Если родственники приходят с визитом, то обычно они появляются через дверь.

Но не сейчас. Мы, беззаботные, сидим на верхней палубе, лодка пришвартована к речному берегу. И вдруг дерево рядом начинает раскачиваться. Трещат сучья, летят листья — и сверху спускается мохнатое существо. У него рыжевато-коричневая шерсть и черное лицо почти без растительности. Лесной человек, по-малайски — «оранг-утан». Вот он уже хватается за поручни — узкая кисть так похожа на человеческую, что, кажется, пора обменяться рукопожатием. В конце концов, гость, хоть и непрошеный, принадлежит к нашему семейству. Ведь он гоминид — человекообразный.

Но я не спешу знакомиться, стараясь унять сердцебиение. Самка орангутана в четыре раза сильнее меня, самец — в восемь. А это как раз самец. У него высокий лоб, выпяченный рот, борода — и мне пока не ясно, как он настроен. Но его узко посаженные глазки выдают цель визита: взгляд сфокусирован на бананах, лежащих на столе. Родич явился к обеду. Что делать?

Вместе с фотографом-натуралистом Майклом Ноланом мы преодолели полмира, чтобы приблизиться к последним большим человекообразным обезьянам Азии. В дикой природе орангутанов можно встретить только на Суматре и Борнео. Говорят, что самое удобное место встречи — Национальный парк «Танджунг Путинг» на южном борнейском побережье. Здесь среди тропического леса и обширных болот обитают около пяти тысяч орангутанов, от пяти до десяти процентов всей популяции. А на Суматре живет другой вид.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*