Бетер приносит запах моря

Бетер приносит запах моря, где-то за длинными избами мычит бык, над селом разносится стук топора.
Я стою и наблюдаю, как плотник Владимир Казаков рубит в толстом бревне чашу, куда потом ляжет другое бревно: старый способ, с помощью которого сотни лет назад без гвоздей создавали архитектурные шедевры и целые поселения. Владимир останавливается, вытирает пот со лба и демонстрирует мне свой топор.

— Видишь? Плотницкий топор, колунообразный, сделан по старинным, XVII века, образцам. Я сделал себе несколько штук таких. При ударе не остается засечек, царапин, зазубрин, поверхность — гладкая, дождевой воде негде задерживаться, поэтому дерево меньше гниет. Пилой так не сделаешь!

Плотник еще раз взмахивает топором, отлетают щепки.

— Бревна, с которыми поработали таким топором, служат дольше — а ведь именно это нам и нужно, — продолжает Казаков.

Владимир щурится на солнце и показывает мне на деревянную главку церкви, над которой кружат птицы. Если присмотреться, видно, что главка покрыта осиновыми лемехами -деревянной черепицей, которой издавна
крыли купола рубленых, а потом и каменных церквей.

— Каждый лемех при реставрации мы тоже вытесываем вручную с помощью топоров, по той же самой причине: чтобы в дерево не попадала влага. Посмотри, свежий лемех золотистого цвета, а с годами он становится серебряным.

Казаков показывает на верхушку Никольской церкви — деревянные купола и правда отливают на солнце серебром.

По словам Казакова, при работе важен не только сам топор, но и точно рассчитанная сила удара или, например, умение в движении чуть подкрутить орудие — множество мелочей, которыми плотники прошлого владели в совершенстве.

Владимиру 59 лет, он закончил Реставрационный центр Александра Попова, всю жизнь имеет дело с деревом. В «Общее дело» попал после того, как первый раз поехал в одну из экспедиций волонтером.

Сейчас вот работает в селе Ворзогоры на берегу Белого моря, волны плещутся буквально в сотне метров. С другой стороны села — болота. Добраться до Ворзогор можно лишь извилистым путем. Сначала из Архангельска 200 километров до города Онега на автобусе или такси; потом переправиться через реку, в поселок Поньга. А дальше, договорившись с кем-то из частников (которые всегда дежурят на переправе), проехать еще 20 километров по грунтовке, петляющей среди леса. Впрочем, труднодоступность не помешала Ворзогорам попасть в 20i6 году в список «самых красивых деревень России» — его составил портал Министерства культуры России. В село периодически приезжают туристы и журналисты, и сегодня в социальных сетях нередко попадаются объявления путешественников; «Сниму комнату в Ворзогорах на время отпуска».

То, что старая поморская деревня в какой-то момент зажила новой жизнью, — заслуга проекта «Общее дело», который 12 лет назад начал здесь свою работу с восстановления старинной колокольни. Если быть более точным -сам фонд, спасающий старинные деревянные церкви по всему Русскому Северу, от Карелии до Архангельской области, появился именно благодаря Ворзогорам.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*