Число судебных расследований растет

Жестокое обращение с животными — это ужасно, и подобные действия все чаще становятся предметом судебных разбирательств. Отчасти это связано с тем, что преступники, издевающиеся над животными, часто совершают насилие и над людьми. Задержание таких личностей помогает предотвратить в будущем насилие с их стороны по отношению к людям и многие случаи жестокого обращения с детьми и стариками.

Число судебных расследований растет во многом благодаря участию в них все большего числа ветеринаров и совершенствованию научных методов. Кроме того, в США проводятся семинары, посвященные защите прав животных. «Все наиболее важные дела, связанные с преступлениями против животных, мне помогла раскрыть специально обученная группа экспертов — ветери-наров-криминалистов», — говорит Мишель Уэлч (Michelle Welch), первый заместитель генерального прокурора Виргинии. В январе 2015 г. Уэлч возглавила Отдел по правам животных, который был основан генеральным прокурором штата. За 15 лет она расследовала более 100 случаев жестокого обращения с животными и стала достаточно высококвалифицированным специалистом, чтобы вместе с экспертами вершить правосудие. Например, опираясь на показания эксперта, она сообщила судье, что петухи во время проводившихся недавно боев испытывали сильную боль от ран, полученных в результате ударов острыми металлическими шпорами, закрепленными на ногах бойцовых птиц. Суд учел показания и назначил виновникам значительный срок тюремного заключения.

Однако собрать убедительные доказательства жестокого обращения с животными весьма непросто. Во-первых, методы, используемые для исследования места преступления, совершенного против человека, и определения орудия убийства, не всегда применимы в случае аналогичных инцидентов с животными. Анатомия и физиология последних значительно отличается от таковой у людей и может существенно различаться у разных видов. Так, шерсть сильно затрудняет экспертизу раны, нанесенной тупым предметом, а хвост искажает рисунок брызг крови. Кроме того, жертвы-животные не могут рассказать, что с ними произошло, и задача ветеринаров-криминалистов — понять язык их тела и невербальные признаки испытываемой ими боли. «Некоторые ключевые аспекты в корне различаются у пострадавших людей и животных», — говорит Рэчел Туру (Rachel Touroo), руководитель отдела ветеринарной судебной экспертизы ASPCA, давшая экспертные показания относительно петушиных боев, которые расследовала Уэлч, и многих других. Эта деятельность имеет принципиально иной характер, чем та, которой занимаются государственные и федеральные лаборатории по изучению дикой природы, — они в основном сосредоточены на борьбе с браконьерством или незаконной охотой и рыбной ловлей.

Вынесение обвинительных приговоров по-прежнему остается непростой задачей. В дополнение к описанию места преступления и подозреваемого экспертам могут потребоваться данные о породе животного, особенностях его поведения, наличии заболеваний, признаках возможного недоедания, времени получения травмы или смерти, а также сведения о взаимоотношениях между содержащимися вместе животными. Но расследование нескольких недавних громких дел показывает,
что, несмотря на имеющиеся недостатки, успехи криминалистики как науки и накопившийся опыт в этой области повышают эффективность судебных разбирательств.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*