Гетвик — альфа-самец

Появляется Гетвик — альфа-самец, массивный, словно борец сумо, с мясистыми щеками и тяжелым горловым мешком. Он спускается с дерева на платформу. Взяв в руку банан, очищает его зубами и съедает одним глотком. Остальное происходит как на конвейере. К нему присоединяются две самки с детенышами. Самцы ждут. Лишь один подросток подчеркнуто небрежно спускается вниз, останавливается у края платформы, мгновенно хватает две связки бананов и взлетает на дерево. Ему позволено, он сын Гетвика.

Под платформу пробираются еще трое гостей: бородатые свиньи ищут отбросы. Они поджарые и крупные, размером с теленка, у них короткие мохнатые рыльца и по четыре бивня. Самке орангутана это не нравится. Она сгибает деревце и, словно метлой, отгоняет им свиней. Но бананы кончаются — и представление тоже завершено. Продолжение — на следующий день, в том же месте в тот же час

Мы меняем локацию. Все рейнджерские станции окружены дорогами. Обычно они ведут сквозь густой тропический лес, местами через более открытые места, поросшие кустарником. Ведь еще несколько десятилетий назад лес разоряли нелегальные лесорубы.

Мышиные белки носятся по стволам деревьев, неподвижно затаилась среди веток змея метровой длины, зеленая с синими поперечными полосками, храмовая куфия. Она может так сидеть в засаде часами, а потом быстро, метнувшись, словно копье, хватает добычу.
В подлеске растут непентесы — у одних кувшинчики большие, как бокалы для коктейля, у других — маленькие, как водочные рюмки. Дени протягивает мне наполненный водой кувшинчик, уверяя, что у этого напитка целебная сила. Я набираюсь смелости и отпиваю — никакого вкуса. Но нельзя не признать, я сохранила здоровье во время нашей экспедиции по тропическому лесу.

В вечерних сумерках мы пришвартовываемся перед «Пондок Амбунг» — маленькой рейнджерской и исследовательской станцией, окруженной лекарственными растениями. Рейнджеры как раз заняты починкой деревянного каноэ, на котором они обычно отправляются на поиски крокодилов. Два вида этих рептилий обитают в соленой воде, причем живут недалеко от устья реки. Пресноводный вид встречается дальше. Рейнджеры с плохо скрываемой гордостью рассказывают, что самый крупный экземпляр, зарегистрированный ими, в длину достигал одного метра 80 сантиметров. Наличие крокодилов не мешает людям прыгать в воду, чтобы охладиться. «Они боятся шума», — уверяют рейнджеры. И сообщают, что в последний раз крокодилы убили человека двадцать лет назад.

Но мы выберем другое приключение — ночную прогулку. В темноте пробуждается иной мир, волшебный и немного жуткий. В береговом кустарнике светлячки чертят Млечный Путь. В лесу бродят малайские медведи и дымчатые леопарды, не спят пучеглазые долгопяты и древесные белки величиной с кошку. Но свет наших налобных фонарей выхватывает только маленькие точки — светоотражающие глаза пауков. Из нор выглядывают пауки-птицееды. Кричит сова. В подлеске раздается треск — канчиль пускается от нас в бегство. Этот малый оленек встречается только в Юго-Восточной Азии и похож на толстую мышь на оленьих ножках.

Самых странных животных не приходится долго искать: они спят на исконно местных деревьях на берегу реки. Живут только на Борнео, в зоопарках почти не содержатся.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*