Ноябрьским вечером

Ноябрьским вечером 1889 года в маленькой гостиной особняка на улице Шарля Дюбуа во французском Амьене собрались четверо. Молодой мужчина что-то пишет в блокнот. Рядом с ним женщина с улыбкой гладит белую ангорскую кошку. У камина стоит седобородый писатель, чей портрет известен всем любителям приключенческих романов. Знаменитый писатель дружелюбно смотрит на миниатюрную девушку в темном платье, которая разглядывает фотографии на стене.

«Почему вы не решились ехать через Бомбей, как мой герой Филеас Фогг?» — спрашивает Жюль Верн.

«Потому что мне больше хотелось сэкономить время, чем спасти хчолодую вдову», — с улыбкой отвечает девушка. Ее зовут Нелли Блай, и меньше чем через 60 дней она завершит свою кругосветку в Нью-Йорке.

«Кто знает, — качает головой Жюль Верн, — может, вам еще предстоит спасти какого-нибудь вдовца».

Элизабет Кокран, будущая Нелли

Блай, родилась в 1867 году в городе Кокранс-Миллз, штат Пенсильвания. Когда девочке было шесть, отец умер, и Кокраны потеряли все сбережения. В 14 лет Элизабет поступила в колледж в Индиане, собираясь стать учительницей, но денег на обучение не хватило, и ей пришлось вернуться домой.

Вскоре вся семья переехала в Питтсбург. 1885 году в тамошней газете «Питтсбург Диспэтч» выходит статья «На что годятся девушки?». Ее автор уничижительно высказывается о роли прекрасного пола в обществе, утверждая, что женщины по уровню развития стоят гораздо ниже мужчин. Их удел — рожать детей и заниматься домом. Элизабет настолько возмущена, что отправляет в редакцию гневное письмо на имя главного редактора, подписав его псевдонимом «Одинокая сиротка». На следующий день в газете появляется объявление о том, что «неизвестного джентльмена, автора письма» готовы взять на работу в качестве репортера — в редакции даже мысли не допускают, что письмо могла написать женщина. Элизабет, не растерявшись, отправляется в редакцию и требует дать ей обещанную должность.

Главный редактор мистер Мадден придумывает юной журналистке псевдоним Нелли Блай, позаимствовав его из модной в те времена песенки. Девушке предлагают вести рубрики «Садоводство», «Дети» и «Мода». Элизабет в ответ заявляет, что готова… поехать в Мексику и присылать оттуда репортажи о жизни рабочих и бедноты. И редактор дает свое согласие.
Полгода Нелли Блай путешествует по Мексике, разоблачает в своих заметках коррупцию и взяточничество, отправляет в редакцию душераздирающие репортажи из трущоб и притонов. Но когда она публикует статью, обличающую тираническое правление президента Мексики Порфирио Диаса, Элизабет выдворяют из страны. А редактору питтсбург-ской газеты намекают, что надо бы поумерить пыл дерзкой журналистки. Нелли Блай переводят в женский отдел.

Этого Элизабет стерпеть не смогла. Без гроша в кархчане Нелли Блай отправляется покорять Нью-Йорк, где у нее нет ни связей, ни друзей. Она пишет письмо владельцу газеты «Нью-Йорк Уорлд» Джозефу Пулит-церу, но ответа не получает. Четыре месяца девушка безуспешно пытается найти другую работу, а потохм наконец заявляется к Пулит-церу без приглашения. Как она вспоминала потом, самым сложным было миновать швейцара.

Джозеф Пулитцер в это время как раз создает прославившую его впоследствии «новую журналистику». Он учит своих репортеров работать для массового читателя. Один из его новаторских *методов добывания информации — «крестовые походы», тайные журналистские расследования. Молоденькая девушка — подходящая кандидатура для его очередного проекта. Поэтому Пулитцер выдает ей из собственного кармана аванс — 28 долларов — и дает задание: проникнуть в женскую психбольницу на острове Блэкуэлл и описать, что она там увидит. Когда Нелли Блай интересуется у Пулитцера, как ее потом будут вызволять из сумасшедшего дома, владелец газеты честно отвечает: «Не знаю».

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*