Переходные формы

Птицы радикально отличаются от остальных современных животных целым набором уникальных признаков. Помимо особенностей, определяющих их способность к полету, они обладают высокой скоростью метаболизма, обеспечивающей их способность к невероятно быстрому росту, а также крупным головным мозгом, высоким интеллектом и великолепно развитыми органами чувств. По сути дела, птицы — настолько своеобразная группа животных, что вопрос об их происхождении давно ставил ученых в тупик.

Одну из первых попыток разгадать тайну происхождения пернатых сделал в 1860-х гг. английский биолог Томас Генри Гексли — один из ближайших друзей и горячих сторонников Дарвина. Всего через несколько лет после публикации Дарвином «Происхождения видов» (1859) рабочие одной из баварских каменоломен наткнулись на каменную плиту со скелетом необычного существа размером с ворону и возрастом 150 млн лет. Острые когти и длинный хвост придавали ему сходство с рептилией, а перья и крылья — с птицей. Гек-сли сразу же понял, что маленький монстр, получивший название археоптерикса, сильно напоминал компсогната и прочих небольших плотоядных динозавров, чьи окаменелости примерно в то же самое время стали также попадать в поле зрения ученых. Гексли предположил, что птицы произошли от динозавров. Многие ученые с ним не согласились, и ожесточенные споры по этому поводу не прекращались почти столетие.

Как часто случается в палеонтологии, вопрос в конечном итоге был решен благодаря новым ископаемым находкам. В середине 1960-х гг. палеонтолог из Йельского университета Джон Остром (John Ostrom) откопал на западе Северной Америки дейнониха — динозавра, обладавшего поразительным сходством с птицами. У него были длинные передние конечности, выглядевшие почти как птичьи крылья, и изящное телосложение, свойственное активным, энергичным животным. Остром предположил, что, возможно, это существо когда-то было оперенным. Ведь, в конце концов, если птицы и в самом деле произошли от динозавров, на каком-то этапе эволюционного процесса у них обязательно должны были возникнуть и перья. Но поскольку в распоряжении Острома оказались лишь кости животного, правильность такого предположения все-таки вызывала у него сомнения. К сожалению, перья и прочие мягкие части тела после смерти животных быстро разлагаются, а потому подвергаются окаменению крайне редко.

Но Остром не терял надежды и продолжал искать убедительные доказательства связи между динозаврами и птицами. И вот в 1996 г., когда на закате своей научной карьеры он посетил ежегодное заседание Общества палеонтологии позвоночных в Нью-Йорке, к нему подошел Филип Карри (Philip Currie), работающий в настоящее время в Альбертском университете Канады. Этот ученый, также занимавшийся птицеподобными динозаврами, только что вернулся из Китая, где ходило множество слухов о находке необычных окаменелостей. Карри достал фотографию и показал ее Острому. На снимке был запечатлен маленький динозавр, окруженный пушистым нимбом из перьев, прекрасно сохранившихся благодаря слою вулканического пепла, быстро покрывшего животное после его гибели. Посмотрев на фото, Остром расплакался. Наконец-то был найден оперенный динозавр!

Находка существа, показанного Карри Острому и позднее получившего название синозавропте-рикса (Sinosauropteryx), вызвало настоящую лавину удивительных открытий. Подобно старателям во времена американской золотой лихорадки, ученые устремились в китайскую провинцию Ляонин, где оно и было обнаружено. Сегодня, спустя два десятилетия после открытия синозавроптерикса, охотники за окаменелостями обнаружили в Ляонине уже более 20 видов пернатых динозавров. Среди них — и девятиметровые сородичи тираннозавров, покрытые волосовидными перьями, и травоядные рептилии размером с собаку, унизанные примитивными перьями, похожим на иглы дикобразов, и «планеристы» величиной с ворону, обладавшие полноценными «птичьими» крыльями.

Находки оперенных динозавров в Ляонине безоговорочно доказали, что птицы произошли от динозавров. Непосвященных людей, однако, такое утверждение может ввести в некоторое заблуждение: оно предполагает, что птицы и динозавры — две совершенно разные группы животных. На самом же деле птицы и есть динозавры: они представляют собой лишь одну из многочисленных подгрупп существ, ведущих свое происхождение от общего предка всех динозавров, и, следовательно, они динозавры в ничуть не меньшей степени, чем трицератопсы и бронтозавры.
Кроме того, ляонинские окаменелости помогли ученым выяснить генеалогию птиц. Птицы — те-роподы, то есть представители той же самой группы динозавров, к которой относятся такие свирепые плотоядные гиганты, как тираннозавр, аллозавр и спинозавр. Но ближайшие родственники пернатых — группа гораздо более мелких, проворных и сообразительных тероподовых динозавров, включающая велоцираптора, дейнониха и чжэ-ньюаньлуна, которого Люй и я описали в Цзинь-чжоу. Где-то внутри этой «стаи» оперенных видов животных и проходит граница между нептицами и птицами.

Огромное множество известных в настоящее время форм пернатых динозавров из провинции Ляонин и других мест позволяет современным ученым составить четкое представление об основных этапах эволюционного преображения динозавров в птиц. Для изучения найденных окаменелостей я и другие палеонтологи используют богатый арсенал новейших технологий — компьютерную томографию, компьютерное моделирование, современные методы статистического анализа и т.д. Результаты подобных исследований позволяют нам шаг за шагом воссоздавать историю удивительного превращения динозавров в птиц, что, в свою очередь, приближает науку к решению стародавней загадки о том, как в природе возникают принципиально новые группы живых существ.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*