Вице-адмирал

Вице-адмирал З. П. Рожественский хорошо понимал, что нельзя вступать в бой с неподготовленными артиллеристами. Поэтому во время стоянки у острова Мадагаскар им были запланированы многодневные артиллерийские учения. Однако пароход «Иртыш» с боезапасом для практических стрельб перед самым выходом эскадры потерпел аварию. Было затребовано другое судно, но транспорт быстро починили, и в начале 1905 г. он присоединился ко 2-й эскадре у берегов Мадагаскара. К неудовольствию командующего эскадрой, «Иртыш» доставил только уголь и сапоги (?), а ожидавшиеся снаряды, оказывается, и вовсе не были запланированы.

Учебные снаряды один из мелких чиновников министерства финансов отправил «для большей сохранности» на Дальний Восток по суше. Совершенно искренне аргументируя это тем, что учиться можно и в базе, а на перевозке казна сэкономит 15 тысяч целковых. Пока транспорт, потерпевший аварию, стоял в Либаве на ремонте, снаряды выгрузили и отправили по Сибирской железной дороге, при этом не нашли даже нужным уведомить об этом З. П. Роже-ственского. Расходовать же на учебные цели реальный боекомплект было нельзя, поэтому за три
месяца было проведено всего четыре стрельбы на дистанциях до 3 миль (5,4 км). Интересно отметить, что проведенное следствие не нашло в действиях чиновника никаких корыстных интересов. Правильно говорили наши мудрые предки: «Дурак — опаснее врага». Увы, такое отношение к боевой учебе армии и флота в России, видимо, передалось современному Минфину по наследству.

Русская артиллерия имела малую скорострельность из-за большого времени открывания и закрывания замков 305-мм орудий обр. 1895 г. и малой скорости подачи боеприпасов. Углы возвышения стволов были явно недостаточны для ведения боя на больших дистанциях. Армстронговские пушки японцев в этих вопросах давали большую фору русским. Не было и хороших, современных прицелов. Новые оптические дальномеры еще не были освоены дальномерщиками. На низком уровне находилась подготовка артиллеристов новых кораблей, которые не провели положенного количества учебных стрельб. Не успели также отработать организацию централизованного управления стрельбой нескольких кораблей и эскадры в целом. Все это резко снижало эффективность артиллерийского огня.

В ходе сражения выявились недостатки в защите и конструкции корпуса, которые сказались на живучести кораблей. Приборы управления огнем не были прикрыты броней и выходили из строя при первом попадании. Корабли были сильно перегружены, настолько, что броневой пояс почти полностью ушел под воду (осадка превышала проектную почти на метр). Поэтому японцы и стреляли фугасными снарядами. Кроме «потопления» брони, перегруженный корабль быстро терял остойчивость и мгновенно опрокидывался. Главная причина перегрузки — огромный запас угля (по 850 т сверх нормы), который были вынуждены взять броненосцы, чтобы дойти до Владивостока.

Скорость значительно снизилась из-за интенсивного обрастания подводной части корпуса за время многомесячного плавания в тропиках. Все эти неприятности могли быть исключены, если бы дополнительные силы на Дальний Восток были переведены своевременно. Однако указанные конструктивные недостатки являлись характерными не только для русских, но и для эскадренных броненосцев всех других стран. Стало ясно, что для новых условий боя нужны принципиально другие корабли. Сражение выявило высокую сложность пристрелки разнокалиберных орудий (при существовавших системах управления огнем), а также малое значение для поражения крупных кораблей противника снарядов промежуточного и среднего калибра, что в конечном итоге привело к отказу от существующих принципов расположения артиллерийского вооружения в пользу дредноутов. То есть крупные артиллерийские корабли перестали комплектоваться стволами среднего и промежуточного калибра.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*